25 Июня 2015

«Это будет первый полноценный сезон отдыха в Сочи»

Бизнес-группа «Базовый элемент», которой принадлежит международный аэропорт в Сочи и курортный район «Имеретинский», готовится к своему первому полноценному сезону после Олимпиады. Заместитель гендиректора бизнес-группы «Базовый элемент» Андрей Елинсон рассказывает о том, как компания меняла свои олимпийские продукты (в «Имперетинском» была построена Олимпийская деревня), что ждет туристов в Сочи, и как развивать главный курорт страны дальше.

Елинсон1.jpg

Курортный подъём

Бизнес вашей компании в Сочи включает туристические объекты и международный аэропорт, поэтому вы с двух сторон видите, что происходит с туристическим потоком. Как бы вы описали ситуацию?

— Первый постолимпийский летний сезон 2014 года был, на наш взгляд, нерепрезентативным, он начался с опозданием, потому что олимпийские объекты передавались и не были полностью готовы к работе. Но мы уже тогда увидели живой интерес к сочинскому направлению и предсказывали, что продукты, которые появились после Олимпиады, станут той точкой притяжения, которая привлечёт российского туриста на сочинские курорты. После этого был зимний сезон, и наши проекты – аэропорт и курортный район «Имеретинский»– работали очень интенсивно, выше наших консервативных ожиданий. В частности, наши эксперты считали, что морская часть курортного направления зимой будет не очень интересна туристам, которые будут ориентированы на отдых в горах. Действительно, благодаря аэропорту мы увидели, что туристический поток очень высокий, но большая часть туристов зимой приезжала кататься на лыжах. И всё же мы смогли заинтересовать значительную часть отдыхающих — людей, которые зимой заинтересовались отдыхом в горах, но при этом хотели жить и проводить большую часть времени у моря. Сочи известен своим мягким климатом - даже зимой у моря температура плюсовая, солнечно, и это даёт возможность отдыхать, гулять, развлекаться на побережье, при этом кататься на лыжах в горах. Интерес к этому направлению отдыха идёт по нарастающей.

Как выглядела загрузка летом 2014 года и зимой 2015 года в Сочи?

— Думаю, что всё-таки некорректно сравнивать зиму и лето, это разные по продолжительности сезоны. Лето - более традиционный сезон для морского кластера. Но я могу сказать, что в пик зимнего сезона загрузка нашего курортного района была не меньше, чем загрузка в летний пик. Просто лето – это почти четыре полных месяца, а зимний сезон пока длится два-три месяца с пиком вокруг традиционных новогодних каникул. В олимпийский сезон предложение на рынке появилось только в мае-июне, и только те, кто был наиболее мобилен или знал о нашем проекте, смогли попасть к нам в прошлом году. В этом году количество тех, кто уже знает о проекте, существенно выше. И мы считаем для себя очень важным коэффициент лояльности – около 60-70% гостей прошлого года возвращаются к нам в это лето. У нас с апреля все места на сезон были забронированы. Поэтому мы запустили новый продукт – сдача в аренду апартаментов премиум-класса, чего мы не делали в прошлом году. И этот продукт тоже оказался востребован – думаю, прирост по сравнению с прошлым годом будет существенным, на уровне 30- 50%. Повторюсь, это будет первый полноценный сезон, когда люди смогли себе позволить планирование отдыха заранее.

Постолимпийский запуск

Какая сейчас концепция развития курортного района «Имеретинский»?

— Курортный район «Имеретинский» изначально планировался с учетом постолимпийского использования. В процессе работы над проектом вносились изменения, но они были несущественными и не повлияли на общую концепцию. Во время Игр здесь была основная Олимпийская деревня, гостиница и апартаменты, в которых поселились члены МОК, делегаций стран-участников и другие гости. Порт «Сочи Имеретинский» до Олимпиады занимался перевалкой грузов, необходимых для строительства объектов, сюда прибыла чаша олимпийского огня, оборудование для церемоний открытия и закрытия, во время Игр в нем стояли круизные лайнеры, служившие гостиницами. Олимпиада закончилась. Жизнь курортного района «Имеретинский» после этого только началась. Большая часть Олимпийской деревни сегодня – это апартаменты премиум-класса на продажу (и продажи идут по плану), часть апартаментов в кварталах «Морской» и «Парковый» в связи с ростом спроса на отдых мы с этого сезона сдаем в аренду. Отель «Имеретинский» работает, как и работал, по своему назначению, апартаменты эконом-класса в квартале «Прибрежный» также сдаются в аренду. Порт стал яхтенным, в нем открыт первый этап марины на 46 лодочных мест, все они заполнены на сегодня. Мы предложили нашим клиентам единый зонтичный бренд, и в рамках этого бренда развиваем отдельные туристические продукты – для жилья, отдыха и так далее.

У вашего курортного района единая бизнес-модель? Существуют сроки окупаемости всего проекта?

— Да, естественно. Другое дело, что сейчас мы эту модель пересматриваем, потому что после Олимпиады решили взять два года, посмотреть два зимних и два летних сезона и сформировать более точную, прогнозируемую финансовую модель дальнейшего развития. Надо посмотреть, насколько хорошо продаются и арендуются апартаменты, как работает отель. У нас около 70 гектаров территории, которая находится в курортном районе. И её тоже можно дальше развивать – либо для строительства развлекательных комплексов, либо под жильё. И сейчас мы вместе с нашими маркетологами смотрим на то, как формируется спрос в Сочи – куда смотрит наш клиент, в чём есть потребность, – чтобы сформировать новые проекты, которые мы будем реализовывать в самое ближайшее время.

А что происходило весь этот год? Почему нельзя было этот продукт и его продвижение запустить сразу после Олимпиады?

— Вообще-то мы его запустили сразу после Олимпиады просто, так как продукт мозаичный и в него постоянно добавляются разные элементы, то в течение года мы его постоянно дорабатывали. Доформировали постолимпийскую инфраструктуру - в частности, детские площадки, многофункциональные спортивные площадки, уличные бассейны в «Морском» и «Парковом» кварталах. Только что открыли супермаркет крупной федеральной сети, появился у нас и детский сад. Открываем новые кафе и рестораны на территории района, постоянно совершенствуем инфраструктуру – открыли теннисные корты, площадки для барбекю и т.п. Мы лучше стали понимать свою аудиторию и поняли, какой основной профиль клиента, который приезжает к нам отдыхать. Была проделана работа, которая позволила за год из разрозненного, подготовленного исключительно для проведения Олимпиады, проекта сделать полноценный курортный район, где есть практически всё необходимое для жизни.

Оптимально ли, по вашему мнению, позиционирование города Сочи? Как его надо дорабатывать?

— Нужно вести работу по продвижению Сочи как уникального места отдыха и жизни для всей страны. Для этого уже сделано много – есть поддержка основных федеральных телеканалов. Президент при любой возможности отмечает, что Сочи – это место, где можно отдыхать. Запуск таких государственных проектов как президентская спортивно-образовательная школа, которая открылась рядом с нашим районом, – всё это создает точки притяжения. На мой взгляд, есть ещё потенциал развития этой территории. Сочи может стать площадкой для масштабных спортивных, развлекательных и образовательных программ. В этом году в Сочи переезжает фестиваль «Новая волна» – и это правильно для популяризации этого места, как места отдыха. Дальше вопрос не в рекламе. Больше усилий нужно прикладывать для того, чтобы не останавливаться на проделанной работе. Та инфраструктура, которая есть сейчас, востребована более, чем на 100%. Спрос на продукт в Сочи выше, чем предложение. Кто бы поверил в это ещё год назад? Все отели в сезон заполнены, попасть в гору, покататься на лыжах было в зимнем сезоне практически невозможно – при двадцати тысячах пропускной способности желающих покататься было более сорока тысяч. Это значит, что нужно расширять трассы, думать о создании гостиничных жилых проектов, коммерческих и развлекательных площадей. На Сочи надо смотреть не как на законченный во времени проект, а как на проект, который требует постоянного развития, движения вперёд. Тогда потенциал этой территории будет раскрываться всё больше и больше. Это хороший старт, но если на этом старте не двигаться дальше, то можно потерять набранный темп.

Приоткрытое небо

Как изменилась загрузка аэропортов в послеолимпийский период?

— Мы ожидали более резкого спада, когда сравнивали первый олимпийский квартал с неолимпийским – и были приятно удивлены. Мы ожидали ступенчатого падения, потому что интерес к на Олимпиаде был очень высоким. Но сегодня мы видим незначительное падение по пассажиропотоку при сравнении первого квартала 2014 года и первого квартала 2015года. Оно остаётся в рамках погрешности – пять-семь процентов. На наш взгляд, это вообще незначительное снижение. Произошла компенсация за счёт естественно сложившихся туристических потоков, и они практически уже нивелировали олимпийский пассажиропоток. Общий пассажиропоток аэропортов в первом квартале составил 1,3 миллиона человек – это несколько меньше, чем в прошлом году, но при этом выросли внутренние пассажироперевозки, а международные сократились. Это произошло по объективным обстоятельствам, связанным с возникновением финансовых сложностей у туристов, спровоцированных усилением иностранных валют. Естественно, нужно учесть и некий дополнительный «всплеск» от Олимпиады в прошлом году на сочинском направлении.

По авианаправлению - каков ваш прогноз по динамике?

— Если брать именно сочинский прогноз, то мы идём с превышение нашего плана. Не могу сказать вам точно, какой пассажиропоток будет на лето, но уже сейчас заканчивается межсезонье и начинается прирост пассажиропотока по сравнению с планом – и достаточно существенный — около 10%. В Краснодаре мы тоже видим рост, у нас все аэропорты развиваются достаточно интенсивно.

Как вы оцените режим «открытого неба», который был введён с октября в Сочи?

— Мы сможем более или менее объективно оценить эффект только ближе к концу года. Дело в том, что когда вводился режим «открытого неба», самое большое количество предварительных наработок было с европейскими авиакомпаниями, потому что это наиболее близкий и естественный пассажирский туристический трафик. И спрос на него уже был чётко посчитан и подготовлен, и он отрабатывался в первую очередь. По объективным обстоятельствам, европейский трафик сократился, и мы переключились на другие направления. Теперь работаем с азиатскими и ближневосточными компаниями, и поэтому видим эффект от этого продукта с небольшой задержкой. Я считаю, что европейские компании обязательно вернутся к нам в ближайшее время. Это вопрос чисто коммерческий, а коммерческие интересы так или иначе берут своё. Так что скоро мы увидим интерес тех, с кем изначально предварительно договаривались. А пока увеличивается частота рейсов турецких и иранских авиакомпаний и активно прорабатывается китайская программа. Если она тоже заработает, мы получим очень интересный эффект, - в том числе, от «открытого неба», которое существенно упрощает разговор с нашими контрагентами.

А как развивается партнёрство с сингапурской группой Changi?

— Это наши соакционеры, они активно участвуют в управлении всеми нашими аэропортами по вопросам эффективности, системы качества, внедрения лучших практик, технологического обновления, мастер-планирования. То есть, все практики и ноу-хау лучшего аэропорта в мире находятся в нашем распоряжении, и мы стараемся их внедрять. Считаю, что получается неплохо – культура обслуживания в наших аэропортах существенно улучшилась. Мы постоянно проводим оценки качества, опросы наших пассажиров и выполняем те пожелания, которые получаем по результатам этих опросов. И мы практически по всем нашим аэропортам превысили планку в 95% по удовлетворённости качеством обслуживания, тогда как раньше мы могли видеть оценки в 50-60%.

Вам было бы интересно сотрудничество с аэропортами Крыма?

— Нам никто этого не предлагал. Если будут предложения, будем их изучать. А если подходить абстрактно, то нас в такой же степени интересуют аэропорты Бразилии или Южной Африки. Сейчас по этим аэропортам нет реальных предложений, и, как мы понимаем, администрация Крыма пока самостоятельно развивает эти проекты. Если они будут обращаться к каким-то инвесторам по вопросам совместного сотрудничества, то мы готовы с ними разговаривать.

Есть ли сейчас предпосылки для развития региональных перевозок? Как будут обстоять дела на этом направлении?

— Мы всегда говорили, что региональные перевозки – это перспективное направление, мы очень внимательно относимся к этому сегменту. Но аэропортовый бизнес и бизнес авиаперевозок – это совершенно разные сегменты, они никак не пересекаются. Но у нас есть несколько операторов, которые заинтересованы в развитии бизнеса региональных авиаперевозок, в том числе, совместно с администрацией Краснодарского края. Для них мы прорабатываем особые программы поддержки. Во всём мире региональные авиаперевозки субсидируются. В зависимости от сложности маршрута и его социальной значимости субсидии могут осуществляться на первом этапе или постоянно. В Краснодарском крае есть специальные программы субсидирования региональных авиаперевозок, по которым мы работаем как аэропорт и даём определённые преференции, а Краснодарский край представляет определённые льготы и субсидии. Соответствующий краевой закон действует уже несколько лет, есть набор критериев, по которым авиакомпания может получать субсидию. Это даёт неплохой толчок для роста в этом направлении.

Эксперт-Юг, Владимир Козлов

все новости
предыдущая следующая